Крымское экскурсионное бюро

Каламита

Инкерман справедливо считают «воротами» в крымско-татарский Крым. По проходящей через этот город дороге попадаешь из Севастополя и Симферополя (во 2-м случае – сойдя на железнодорожной станции) в Бахчисарай – столицу бывшего Крымского ханства. Однако в XV веке этому зарождающемуся государству приходилось мириться с могуществом генуэзских колонистов. Ближайший форпост итальянской власти – крепость Каламита. Инкерман, по сути, начинался с ее строительства – но еще во времена византийской власти.

Руины крепости Каламита можно обнаружить на Монастырской горе, возвышающейся над жилым сектором Инкермана с востока. Совсем рядом с фортификацией расположен Инкерманский Свято-Климентский пещерный монастырь.

Первое название бастиона (он строился еще античным населением для обороны от аваров) остается неизвестным. Генуэзцам сообщили, что останки форта носят имя Газария, что объяснимо – укреплениями на тутошнем холме уже попользовались временные правители, иудеи-хазары (первые караимы).

Сооружение применил в государственных целях и князь Феодоро Алексий – единственному феодорийскому порту Авлита следовало противостоять врагам. Он называл Газарию «Каламитой» («хорошей пристанью»). Спустя несколько лет итальянцы сделали останец основой для собственной крепости. Но на их морской карте появилось именно феодорийское обозначение нескольких военных башен – Каламита. Между генуэзскими и гото-византийскими торговцами возник конфликт, чем вскоре и воспользовались крымские татары, принудив итальянцев к сотрудничеству.

Судьба цитадели решилась крымчанами в свою пользу. Став полноценными хозяевами Таврических гор и западного побережья полуострова, они в союзе с генуэзцами несколько лет старались обороняться от могущественной Османской империи. Тем не менее, «опрокинув» последний бастион Византии – Константинополь, турки в 1475 г. обрушили свою силу на Крым. Таврида стала османской, однако Порта официально разрешала татарам торговать невольниками на причалах Ин Кермана (таким образом тюрки переименовали Авлиту), получая от работорговли процент.

В конце XVIII века обороняться пришлось самим туркам. Однако Каламита уже тогда превратилась в развалины – османы ее даже не защищали, заранее эвакуировав многочисленные артиллерийские расчеты в другое место.

Многие утверждали, что среди руин крепости Каламита можно слышать стоны забитых насмерть невольников, которых не удалось продать. А еще поговаривали, что тут обитают привидения загнанных в ловушку солдат английского гарнизона, оборонявшего плацдарм на Монастырской горе во время Крымской войны. Тогда столько воинов Британской империи еще нигде не погибало, ведь Англо-Бурская и Первая Мировая войны еще не начались.

Крепость Каламита, Инкерман – все это можно назвать комплексом из удивительно сочетающихся друг с другом творений природы, пронизанных пещерами предгорий, и шедевров человека, расположенных на монастырской возвышенности бастионов и храмов.

Укрепление неспроста названо мусульманами Ин Керманом – «пещерной крепостью». Снизу мы видим лишь башни и стены, воздвигнутые на поверхности горы, однако, постепенно достигая вершины, замечаем проходы в скальные полости, где еще до образования Феодоро и даже до прихода к власти Юстиниана существовали христианские подземные церкви.

Не случайно, что и сейчас у самой Каламиты находится одна из таких – Пантелеймоновская, в районе древнейших келий. На территории храмового сооружения имеется также Инкерманский Климентовский монастырь, а еще ниже (ближе к Симферопольскому шоссе) – Дмитриевская церковь. Путь к древним башням проходит через все эти объекты.

Территория форта всегда открыта для посещения. Стоит лишь быть аккуратнее на некоторых тропах. Кое-где горный трекинг приобретает экстремальный характер – придется даже карабкаться. На нижнем участке склона (выровненном) проходит фрагмент железной дороги, исчезающий в каком-то причудливом полутоннеле.

Чего уж говорить о вершине, с которой видно все русло реки Черной, являющееся, собственно, Инкерманом. Именно здесь и стоят все пять башен, к некоторым даже ведет дорога, прорубленная в скале.